?

Log in

Вот я на скучном военном брифинге. Может я в этом сне военный на пол ставки? Вдруг ведущий делает объявление: среди присутствующих будет разыгран телевизор. И не просто какой-то телевизор, а огромный в половину стены. Я выхожу на несколько минут из зала, чтобы выпить, а когда возвращаюсь на сцене женщина лет пятидесяти. Всех благодарит и несет патриотичную белиберду. "Телек выиграла",- думаю я во сне.

Мне позвонили в дверь. В коридоре, очень похожем на Хохин мужчина и женщина с большущей коробкой. Оказывается они почему-то привезли телевизор мне, по ошибке. Мужик явно пьян, предлагает сгонять за водкой, обмыть, но забирает у меня 500 р. и навсегда исчезает.

Я принимаю подарок судьбы, но через некоторое время меня начинает мучить совесть. Минобороны не ищет телевизор, видимо все как-то умяли, но мне стыдно. Та тетка, видимо, осталась без телека, а ведь она так любит смотреть всякую муру в вечерний прайм-тайм. Я нахожу ее и приношу свои извинения, впрочем и она понимает, что в путанице нет моей вины. Она смужем мне очень благодарны и напоили меня чаем.
Весенние посадки как предновогодняя суета. На улице холодно и сыро. С веранды видно, как дедушка ловко пробирается между грядок, тетя снимает его на камеру. Я хожу по дому, Ядя готовит, малыш играет в маленькой комнате. Выхожу в огород. По прогону спешит в соседний дом д. Саша, через улицу, я вижу т. Свету гуляющую с маленьким неуклюжим ребенком. Прибегает мама, зовет смотреть саженца мандаринов, но я отказываюсь.
Пытаюсь во сне записать длинный, витиеватый сон, с приключениями расследованиями и погонями.И все забываю...

Отправляюсь на рыбалку через ржаное поле и лес. Утреннее солнце играет лучами на мутной глиняной воде.

Машка заходит ко мне в гости. Такая же маленькая, как в детстве. Я удивляюсь, откуда у нее ребенок, ведь ей самой лет 8.

Встречаюсь с Крысой. Он почему-то злится. У него все нормально, и я рад, что он жив и здоров.
Ловля рыбы в мутной воде. Что это за тень увязалась за моей блесной? Крупная щука? Блесна погружается на дно, нехотя поблескивая. Я вижу атаку - неудачная, но тут же еще одна. Моя щука похожа на маленького крокодильчика, у нее лапки и чешуя. Вот она болтается на крючке. Откуда-то появляется Тема и щипет ей пузо под веселый смех: "Щип-Щип".
Я бреду по заснеженным улицам незнакомого города. Прикидываю сколько стоят квартиры в новых кирпичных домах на другой стороне дороге. Захожу в "Магнит". Здесь меня встречают врачи из Орехово-Зуево. Снова нужно чинить их гематологический аппарат. Я медленно раздеваюсь. Сегодня посмотрю, а ремонт завтра.

В крохотной землянки со стен свисают корни деревьев. Со мной жена и сын. Старая колдунья готовит на огне чудодейственный отвар. "Ты тоже будешь колдуньей"! - говорит она моей жене: "Я вижу в тебе силу, как у моей бабки." В углу я замечаю трехлитровую пыльную банку с черной жижей внутри. Ведьма ловит мой взгляд. "Откроешь банку, когда станешь колдуньей, тебе будет это под силу, моя бабка так завещала". В темной банке я замечаю початок кукурузы.
Обучаю сына английскому во сне. Иностранный язык ему дается лучше русского.
Я вижу чудовищную авиакатастрофу. В небе сталкиваются два самолета. Один из них падает и взрывается недалеко от нашего деревенского дома. Меня цепляет взрывной волной. Двигатель падает рядом с крыльцом...
Мы летим в Италию прямым рейсом. В аэропорте знакомимся с семейной парой. Вместе идем по залитой солнцем южной площади. Мне кажется странным, что кругом так много русских. Посреди площади стоит наш старенький Зилик, рабочие чистят канализацию. На облезшем здании аэропорта я читаю "Наманган". Куда же это нас занесло? Во сне мне кажется, что это юг России. Как так получилось?
Мы ходим по убогим кварталам, песочного цвета дома и белье развешенное на улице. Над нами горы, безумной красоты долина, озеро с ослепительной голубой водой. Тут не так уж и плохо, есть что посмотреть, а после дождя над горами поднимаются радужные облака.

Мы с малышом и Сантой собираемся в лес на охоту. Санта прыгает и радостно виляет хвостом. Я обучаю малыша правилам обращения с ружьем. На поезде-кукушке мы проезжаем знакомые пейзажи "дубков". В зарослях кустов я вижу кабана.
Опять снились глухари около моего дома в Зарубино. Двое сели на деревце карины, свет заливал ее ветви из занавешенного окна. Хотелось сбегать домой за винтовкой, но стоит ли стрелять прямо в поселке этой темной зимней ночью?

Снилась незнакомая коммуналка, словно я там покупаю комнату или. Ходил, смотрел квартиры во сне.
Странная шкатулка, найденная на чердаке, обернулась дверью в другой мир, наполненный чужими снами и воспоминаниями. Поиски убийц. Вокруг себя, среди давно умерших родных и их знакомых. Две могилы в огороде. Одна принадлежит Лидии, другая неизвестному. На изъеденной зеленым временем бронзовой табличке какие-то советский аббревиатуры и год: 1937.

Я в поезде, старинном паровозе, несущимся на всех парах в бессветной глухой ночи. Пробиваюсь вперед, через обитые гнилыми досками вагоны и покрытые ржавчиной купе в стиле Викторианской Англии. В почерневшем зеркале вижу человека, похожего на Лермонтова. В закопченной кочегарке вокруг меня старинный прялки и сундуки, совершенно черные от угольной пыли. Впереди сквозь тоненькую щелку пробивается свет. Что это, возможно врата ада? Я полон решимости, шагаю вперед...